История хлебопекарного производства в Аргентине.

История хлебопекарного производства в Аргентине.

04.09.2020 0 Автор velvet48

В сегодняшней моей рубрике «Вкусные истории», я затрону немного не обычную тему… «история хлебопекарного производства в Аргентине».
Но, не нужно пугаться, дочитав мою историю до конца, вы узнаете, откуда получили названия кондитерские изделия… «cañoncitos», «facturas», «bombas» и другие.

Отмотаем немного времени назад, а конкретнее в 2012год, мое первое утро в Буэнос Айресе. Выйдя из отеля, и направившись в ближайшую небольшую кофейню, я заказал себе кофе и несколько медиалуносов.

«cañoncitos»

Пока я наслаждался вкусным кофе, и не мене вкусными медиалуносами, слышал как местные, заказывали «bolas de fraile», «cañoncitos», «facturas», «bombas», «libritos»…

Согласитесь, странные названия… «bolas de fraile»(яйца монаха) — это пончик с кремом или дульсе де лече, «facturas» — если перевести то получается как счет…итак далее.

«bolas de fraile»(яйца монаха)

Но почему или что послужило причиной, назвать так изделия в Аргентине?
Многие аргентинцы, и тех кто живет в Аргентине, не знают, что означают «facturas» и почему они так называются.
Большинство думают, что это просто забавные имена, придуманные в шутку.
Но на самом деле именно анархисты — которые были антиправительственными и антицерковными — дали им эти имена, чтобы привлечь внимание к их политическим взглядам.

После провозглашения независимости от Испании в 1816 году, политическая обстановка в Аргентине была неспокойной: между унитариями и федералами шла гражданская война, часто возникали угрозы иностранного вторжения.
В 1853 году, Аргентина приняла свою первую конституцию. Это принесло относительный мир, который позволил Буэнос-Айресу вырасти, и превратится в мировой деловой центр.
Однако недовольство правительством росло как среди бедного, так и среднего класса. Новая конституция не смогла предотвратить фальсификацию выборов, и многие граждане считали ее лидеров коррумпированными.
Кроме того, инфляция представляла серьезную угрозу для экономики и жизни рабочих.
В то же время анархистские и коммунистические взгляды распространялась по всей Европе, с требованиями улучшения прав рабочих.
На протяжении XIX века Буэнос-Айрес принимал огромное количество иммигрантов из Европы, в основном из Испании и Италии, которые искали новую жизнь.
Они принесли с собой идеал общества, свободного от суверенной власти, военной или религиозной, где со всеми обращались одинаково.

Эррико Малатеста


Одним из этих анархистов был итальянец по имени Эррико Малатеста, чьи антиправительственные действия в Италии, включали написание публикаций и организацию анархистских маршей.


После того, как его революционная деятельность принесла ему тюремный срок, он сбежал из Европы, спрятавшись в контейнере со швейными машинками, направлявшейся в Южную Америку.
Прибыв в Буэнос-Айрес в 1885 году он познакомился с другими европейскими анархистами, включая своего соотечественника Этторе Маттеи, который организовал профсоюз городских кондитеров и пекарей.


Спустя два года, в 1887 году, профсоюз городских кондитеров и пекарей объявило забастовку, в результате чего пекарни города были закрыты более чем на неделю.
В рамках этого движения члены профсоюза переименовали свои изделия, которые оскорбляли правительство, вооруженные силы и церковь, которые, по мнению анархистов, ограничивали свободу личности.
Согласитесь, не найти лучшего способа привлечь внимание к делу, чем изменить названия кондитерских изделий, которые граждане покупают и едят каждый день.
В последующие годы забастовки прошли во многих отраслях, от плотников до механиков и сапожников, и Малатеста был в первых рядах протестов.
Он покинул Буэнос-Айрес в 1889 году, но его наследие, вдохновляющее рабочих требовать соблюдения своих прав, сохранялось до сих пор.
Сегодня в пекарнях по всей стране все еще встречаются «bolas de fraile», наполненные dulce de leche, наряду с « vigilantes» (дружинниками) — пирожные, напоминающие полицейскую трость. Вы можете называть их пончиками, профитролями или круассанами, но большинство аргентинцев по-прежнему используют самые непочтительные названия.
Теперь, когда я захожу в свою любимую кофейню и заказываю «bolas de fraile», «cañoncitos» и другие, я знаю, что не только буду наслаждаться чем-нибудь сладким в сопровождении моего кофе, но и буду чествовать борьбу за равенство.